• Шон МАКФАДЬЕН: «Мои сыновья прекрасно ладят, но на тренировках сражаются по-настоящему»

Шон МАКФАДЬЕН: «Мои сыновья прекрасно ладят, но на тренировках сражаются по-настоящему»

Персоналии
16 Января 2020 Александр Соломахин
Шон МАКФАДЬЕН: «Мои сыновья прекрасно ладят, но на тренировках сражаются по-настоящему»

Фамилия Макфадьен для канадского самбо значит очень много. Шон Макфадьен в свое время возглавлял национальную федерацию этой страны, а сегодня три его сына, братья Макфадьены, успешно представляют Канаду на международных турнирах по самбо. Во многом благодаря стараниям Адама, Торина и Лиама сборная Канады заняла первое место на Чемпионате Панамерики 2019 в общекомандном зачете среди мужчин, после чего ребята неплохо проявили себя еще на нескольких крупных международных турнирах, включая Чемпионат мира по самбо. О себе, своих сыновьях и развитии самбо в Северной Америке в интервью сайту ФИАС рассказал глава этой спортивной семьи Шон Макфадьен.

«Самое сложное единоборство – это самбо»

– Первоначально я начал заниматься вольной борьбой, и когда заканчивал учебу, то хотел продолжить тренировки по борьбе. Но в моем городе, Оттаве не было хорошего клуба. В одном фильме я увидел борца очень высокого уровня из Канады по имени Рэй Такахаши. Его семья держала клуб дзюдо. Это было самое близкое к борьбе, что я смог найти, и в итоге я действительно полюбил дзюдо.

Моя жена Тина Такахаши в 1988 году стала чемпионкой мира по самбо в Монреале. Она была очень хорошей дзюдоисткой, тренером олимпийской сборной Канады, чемпионкой мира по дзюдо среди студентов, и у нее появилась возможность участвовать в турнире по самбо. Так что я узнал о самбо от нее, а затем моим тренером стал Игорь Якимов, который переехал в Канаду из России. Он также помог в моих тренировках по самбо.


Вот так я и начал. Я занимался дзюдо, а затем увлекся самбо. Конечно, мы познакомили с этими единоборствами наших детей – трех моих мальчиков. Так что теперь они занимаются дзюдо, борьбой и самбо – всеми видами единоборств.

01.jpg

– Теперь вы хорошо знаете все эти виды спорта. Какой из них предпочитаете больше всего?

– Я думаю, что самым сложным единоборством является самбо. Это технически сложный спорт, обладающий широким спектром приемов. В самбо не запрещают приемы, как это происходит в дзюдо. Там уменьшают количество техник, тогда как самбо позволяет использовать практически все приемы, так что это очень открытый стиль. Я считаю самбо самым интересным единоборством.

«Даже обезьяны падают с деревьев»

– Что вы чувствуете, когда видите своих сыновей на ковре?

– Конечно, победа – это хорошо, это важно, но это не самое главное. Важнее приобрести опыт участия в турнирах. Некоторые, заведомо понимая, что не смогут победить, даже не начинают бороться. Это неправильное отношение, на мой взгляд.

– А как насчет отцовских чувств?

– Для меня каждый раз это серьезное испытание нервной системы. Совладать со своими эмоциями в таких ситуациях – это большая и непростая задача. Моему сыну было 20 лет, когда он провел свой первый турнир по боевому самбо. Он очень хорошо справился, но, конечно, ему еще многому нужно научиться. Я надеюсь, что, если Бог даст, мы сможем отправить его в тренировочный лагерь в России. У меня есть хорошие друзья в этой стране, я знаю там многих тренеров.

06.JPG

Это фантастические ребята, я люблю русских людей. Они очень приветливы, и у меня в сердце есть особое место для них. Мне повезло быть на чемпионате мира по самбо в Санкт-Петербурге в 2013 году. Мой старший сын стал седьмым на этом турнире, а также занял седьмое место год спустя в Нарите, что можно считать хорошим результатом. Но в действительности, конечно, мы хорошо понимаем разницу в уровне. У русских самбистов самый высокий уровень, а у нас просто нет такого опыта. Однако всегда есть шанс. Моему младшему сыну 20 лет, и ему есть, куда расти. Он всё время прогрессирует, так что всё может быть. Даже обезьяны падают с деревьев.

«Мы бы предпочли остаться в самбо»

– Тяжело быть тренером своих детей?

– Это сложно в том отношении, что когда дети взрослеют, и им становится за двадцать, они всё ещё слушают меня, но иногда, возможно, не так внимательно, как другие ученики. Но я знаю, как вдохновить моих сыновей на более эмоциональную борьбу, я знаю, что у них в голове, как они думают. Так что, на мой взгляд, я делаю хорошую работу в этом отношении.

05.JPG

– Как вы думаете, кто из них лучший?

– Сложно сказать. Мой младший мальчик – двукратный чемпион страны среди юниоров по муай-тай. Мой средний сын – многократный чемпион страны по дзюдо, а также чемпион Панамерики среди юниоров по вольной борьбе. А мой старший сын входит в сборную по борьбе. Они выигрывали золотые и серебряные медали на Чемпионате Панамерики по самбо. Так что они примерно на одном уровне. Среди них только один "ударник" – мой младший. А средний сын, наверное, самый талантливый, но я думаю, что все мои сыновья очень хороши в самбо. Для нашего уровня.

– Они планируют остаться в самбо или посвятить себя какому-либо другому виду спорта?

– Мы бы предпочли остаться в самбо, но, к сожалению, в Северной Америке у нас нет возможности получать достаточно практики на турнирах высокого уровня. Это проблема, с которой мы постоянно сталкиваемся. Нам нужно больше международной практики, больше технической подготовки и больше возможностей для соревнований.

07.JPG

– Если ваши сыновья ссорятся, они могут подраться друг с другом?

– У них хорошие отношения. Но вот, например, за две недели до Чемпионата Панамерики по самбо 2019 мои ребята тренировались вместе, и средний сын случайно сломал нос младшему. Так что братья прекрасно ладят, но на тренировках сражаются по-настоящему.

«Мы должны использовать любую возможность, чтобы рассказать людям о самбо»

– Вы считаете самбо зрелищным спортом?

– Мне самбо нравится, и я думаю, что оно интересно для зрителей. У него простые правила. Я думаю, это хорошая основа, чтобы продолжить знакомить широкую общественность с нашим спортом. Прошлым летом мы провели демонстрацию пляжного самбо в Оттаве на фестивале лодок-драконов, куда организаторы привлекают множество зрителей. Там были тысячи людей, и, конечно же, многие заметили нас и обратили внимание на наше выступление. Это было хорошее начинание, и я думаю, что в 2020 году мы его продолжим. 

03.jpg

Я надеюсь, что благодаря результатам, которых мы достигаем на международных турнирах, о нас будет активнее писать пресса в Оттаве, что поможет нам продвигать самбо. Именно промоушен является ключевым направлением сейчас. Мы должны использовать любую возможность, чтобы рассказать людям о самбо. Это то, к чему мы стремимся.

– С какими проблемами вы сталкиваетесь, развивая самбо в своей стране?

– В Канаде нам приходится всё самим финансировать. У нас нет государственной поддержки. С тремя сыновьями очень дорого выезжать на разные турниры. А ведь нам необходимо еще проводить кросс-тренинги: мы участвуем в турнирах по другим единоборствам для подготовки к самбо. Например, мы выступаем на соревнованиях по дзюдо, чтобы подготовиться к турнирам по самбо. Хотя в правилах и стиле борьбы есть определенные отличия, но у нас не остается другого выбора, чтобы получить соревновательную практику.

02.jpg

– Вы верите в олимпийское будущее самбо?

– Думаю, у самбо есть хорошие шансы, если оно продолжит развиваться теми же темпами. ФИАС делает отличную работу. Я думаю, что самбо должно стать более популярным в Северной Америке, особенно в Соединенных Штатах. Потому что это страна с большим населением, и это то место, где очень любят боевые искусства. Даже там, где я живу, есть хорошие бойцы. Например, Жорж Сен-Пьер из ММА очень известен у нас. И мы тоже можем готовить спортсменов мирового уровня. Конечно, нам нужно вовлекать больше людей в самбо. В Канаде пока нет такой вовлеченности, как в России. Но я думаю, что самбо определенно может быть на Олимпиаде. Я очень надеюсь, что так и будет. Нам просто нужно продолжать двигаться, и, возможно, однажды мы доберемся до Олимпийских игр.

На этом веб-сайте используются файлы cookie для более комфортной работы пользователя Подробнее Понятно!